Молекулярно генетическая экспертиза вопросы эксперту

Проблемы назначения и проведения судебно-медицинских генетических экспертиз по гражданским делам

Молекулярно генетическая экспертиза вопросы эксперту

Авторы: Абдулина Е.В., Зыков В.В.

Ежегодно в России рассматривается более 14,5 миллионов гражданских дел, из них дела искового и приказного судопроизводства, предметом рассмотрения которых являются споры между физическими лицами, составляют около 2 миллионов.

Среди прочих к делам искового производства относятся гражданские дела, вытекающие из семейных правоотношений, которые составляют 53% (1 071 687 дел) всех гражданских дел искового производства.

Одна третья часть дел по семейным спорам (352 376 дел) представлена делами о взыскании алиментов, об установлении и оспаривании отцовства (материнства)[1]. Таким образом, предметом гражданских споров между физическими лицами в 18% случаев является спорное родство.

При рассмотрении этой категории дел используются специальные знания в области генетики, с помощью которых достигается необходимая доказательственная база для вынесения обоснованного судебного решения.

Специальные знания – это профессиональные знания научно-практического прикладного характера, которые используются в установленном законом порядке при рассмотрении и разрешении судебных дел. Источниками специальных знаний в суде являются результаты судебной и несудебной экспертиз в виде заключения эксперта, а также заключение, пояснение, консультация специалиста.

Институт специалиста был введен с целью реализации принципа состязательности в гражданском процессе (ст. 188 ГПК РФ)[2]. Специалист – это самостоятельный субъект процесса, обладающий определенным объемом прав и обязанностей, которые четко не определены действующим Гражданским процессуальным кодексом (далее – ГПК).

В отличие от эксперта, специалисту в суде разъясняют его права и обязанности, но не предупреждают об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ. Специалист не проводит самостоятельных исследований, а на основании своих специальных знаний отвечает на вопросы суда и дает в устной или письменной форме заключения, консультации и пояснения.

Одной из категорий специальных знаний является судебная экспертиза. Судебно-медицинская генетическая экспертиза (далее – генетическая) – это относительно молодой, но самый достоверный и доказательный вид судебно-медицинских экспертиз, разрешающий вопросы биологической идентификации и родства.

Генетическая экспертиза является одной из немногих судебно-медицинских экспертиз, которые проводятся в рамках гражданского процесса. Однако на современном этапе практически отсутствует правовое регулирование отношений, складывающихся в процессе назначения и проведения судебно-медицинской генетической экспертизы по гражданским делам.

Зачастую при необходимости установления биологического родства суды не располагают сведениями о возможностях генетической экспертизы, об учреждениях, в которых возможно ее проведение. По данной причине часть судов удовлетворяют ходатайства сторон о назначении генетической экспертизы в негосударственных медицинских учреждениях.

Медицинские центры производят забор образцов и направляют почтой в различные научно-исследовательские учреждения (чаще иногородние или представительства зарубежных фирм), которые осуществляют генетическую деятельность на договорной основе специалистами в области генетики, не являющимися судебными экспертами.

Центры не имеют лицензии на проведение судебной экспертизы, но позиционируют свои результаты как легитимные в суде.

Статьей 41 Федерального закона N 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»[3] регламентирована судебно-экспертная деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, вне государственных судебно-экспертных учреждений, лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла.

На судебно-экспертную деятельность негосударственных экспертов распространяется действие ст. 16 Федерального закона 73-ФЗ, в которой оговорено, что «эксперт не вправе осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта». Таким образом, очевидна противоречивость этой нормы права. Кроме того, ст.

16 Федерального закона 73-ФЗ регламентировано, что эксперт не вправе отказаться от производства порученной ему судебной экспертизы, мотивируя это отказом стороны, на которую судом возложена обязанность по оплате расходов, связанных с производством судебной экспертизы, осуществить оплату назначенной экспертизы до ее проведения.

При этом ни один из медицинских центров не проводит исследования без 100%-ной предоплаты. Таким образом, специалисты, осуществляющие деятельность с использованием генетических методов исследования вне государственных судебно-экспертных учреждений, могут осуществлять экспертизы по определению суда только при наличии лицензии на судебно-экспертную деятельность, являясь негосударственными судебными экспертами. Наличие лицензии только на генетическую и медицинскую деятельность, которыми обладают подобные медицинские центры, недостаточно для производства генетической экспертизы.

Следующей проблемой, с которой сталкиваются суды и экспертные учреждения, является процедура отбора биологических образцов лиц, проходящих по делу, для генетического исследования. В ГПК РФ данная процедура не предусмотрена, имеется лишь аналогичная норма в ст. ст. 167, 202 Уголовного процессуального кодекса (далее – УПК РФ)[4].

В настоящее время экспертные учреждения по общему правилу[5] производят забор образцов крови из пальца с оформлением протокола забора образцов в присутствии двух медработников.

Однако отбор образцов крови является медицинским вмешательством и требует соответствующего оформления с точки зрения законодательства об охране здоровья граждан, а именно – информированного добровольного согласия[6] с 15 лет.

Таким образом, недееспособное лицо старше 15 лет может отказаться от сдачи образцов крови для проведения генетической экспертизы, а значит, и от самой генетической экспертизы. Кроме того, данное медицинское вмешательство предусматривает наличие в штате экспертного учреждения сертифицированной медицинской сестры, должность которой отсутствует в штатном расписании бюро СМЭ[7].

Целесообразно заменить процедуру отбора образцов крови отбором буккального эпителия, поскольку данное действие не является медицинским вмешательством, не требует соблюдения вышеперечисленных условий и не влияет на результаты генетического исследования.

При раздельной явке спорящих сторон в экспертное учреждение одна сторона может поставить под сомнение истинность личности другой стороны, сдавшей образец без ее присутствия, что может повлечь недоверие к заключению эксперта и признание его недопустимым доказательством. Поэтому экспертные учреждения прибегают к фотографированию лиц, сдающих образцы.

При этом возникают вопросы правомерности фотографирования экспертным учреждением и приобщения фотографий к заключению эксперта. Стоит ли в этом случае рассматривать фотографию как средство фиксации факта явки определенного лица на изъятие биологических образцов или считать фотографию одним из доказательств по делу? В соответствии со ст.

55 ГПК РФ фотография не включена в закрытый перечень средств доказывания, поэтому существует проблема оценки ее с точки зрения допустимости в качестве доказательства, что является компетенцией суда. Явка сторон на экспертизу предполагает предъявление документов, удостоверяющих личность, следовательно, не должна противоречить требованиям Федерального закона N 152-ФЗ от 27 июля 2006 г. «О персональных данных»[8]. Таким образом, экспертным учреждением должно быть оформлено согласие на использование персональных данных субъекта в целях проведения генетического исследования, действующее на период его выполнения.

Определенные проблемы вызывает трактовка результатов генетических экспертиз по гражданским делам об установлении дальней степени родства, а также при оценке выводов заключения эксперта судом с точки зрения достаточности для бесспорного доказательства родства.

Поскольку в выводах эксперта указывается не категоричный вывод, а величина достигнутой вероятности родства в процентах, необходимо определить, какая величина вероятности в процентах будет достаточна для подтверждения дальнего родства и окончания экспертного исследования.

В настоящее время такая величина установлена только для оценки вероятности близкого родства (отцовства и материнства)[9], поэтому требуется дальнейшая разработка законодательства в данном направлении.

В практике отделов экспертизы трупов бюро судебно-медицинской экспертизы нередко возникают случаи, когда родственники умерших обращаются с просьбой изъять биологический материал до захоронения трупа для последующего проведения генетических исследований по установлению родства в целях получения пенсий по потере кормильца и возможности претендовать на наследство. При этом документы от правоохранительных органов или суда не представляются, а действующими правовыми нормами по заявлению родственников не предусмотрен забор биологических образцов трупа, без которых решить вопрос о родстве в дальнейшем будет невозможно. В действующих нормативных документах отсутствуют методические рекомендации для судебно-медицинских экспертов отделений экспертизы трупов относительно правил и порядка изъятия биологических объектов для проведения генетических экспертиз и исследований, что может приводить к ошибочной тактике изъятия и потере важного, порой единственно пригодного исследуемого материала. Кроме того, отсутствуют данные о надлежащем оформлении данной процедуры, о требованиях к упаковке, транспортировке и хранению биологического материала до момента исследования[10]. Анализ практических случаев показал, что генетические экспертизы не того биологического объекта, который необходим для получения надлежащих результатов, а также неправильное его взятие, доставка и хранение приводили к получению ложных либо отрицательных результатов генотипирования[11]. Кроме того, встречаются ситуации, когда на момент обращения родственников трупы умерших оказываются захороненными и изъятие биологического материала трупа уже не представляется возможным. Единственным биологическим материалом, пригодным для исследования, являются парафиновые блоки с частицами органов трупа, которые хранятся в архиве гистологических отделений бюро СМЭ в течение трех лет после исследования трупа. Учитывая это, необходима разработка правовой базы о возможности использования данных образцов для генетического исследования.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о наличии определенных проблем в области процессуального порядка назначения, проведения и оценки результатов судебно-медицинской генетической экспертизы в гражданском судопроизводстве, в ходе дальнейшего изучения которых необходимо разработать и предложить рекомендации в части усовершенствования процессуального законодательства с учетом анализа существующей нормативно-правовой базы, а также судебной и экспертной практики.

Литература

1. Абдулина Е.В. Обязательная геномная регистрация в России глазами судебно-медицинского эксперта: проблемы и перспективы / Е.В. Абдулина, В.В. Зыков // Эксперт-криминалист. 2018. N 1. С. 3 – 6.

2. Абдулина Е.В. Особенности изъятия биологических объектов трупов для проведения генетических исследований по материалам уголовных и гражданских дел / Е.В. Абдулина, В.В. Зыков // Вятский медицинский вестник. 2018. N 1 (57). С. 34 – 37.

3. Иванов П.Л. Проблемы и перспективы молекулярно-генетических судебно-экспертных исследований в Российской Федерации / П.Л. Иванов // Судебно-медицинская экспертиза. 2006. N 2. С. 25 – 30.

4. Пестрикова А.А. Гражданские правоотношения с участием биоматериала человека / А.А. Пестрикова // Медицинское право. 2017. N 3. С. 32 – 36.

5. Хамитова Г.М. Особенности правоспособности несовершеннолетнего пациента / Г.М. Хамитова // Медицинское право. 2017. N 2. С. 36 – 41.

[1] Официальный сайт Судебного департамента Верховного Суда Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4476 (дата обращения: 28.08.2018). [2] Гражданский процессуальный кодекс РФ: офиц. текст по состоянию на 1 мая 2017 г. М.: Проспект, 2017. Статья 188. [3] Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс». [4] Уголовный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон N 174-ФЗ: принят Гос. Думой 18 декабря 2001 г. (по состоянию на 1 марта 2018 г.). М.: АСТ, 2018. Ст. ст. 167, 202. [5] Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 мая 2010 г. N 346н «Об утверждении порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» (зарегистрировано в Минюсте РФ 10.08.2010 N 18111). Пункт 84 // СПС «КонсультантПлюс». [6] Федеральный закон Российской Федерации от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». Статья 54 // СПС «КонсультантПлюс». [7] Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 мая 2010 г. N 346н // СПС «КонсультантПлюс». [8] Федеральный закон Российской Федерации N 152-ФЗ от 27 июля 2006 г. «О персональных данных». Статья 9 // СПС «КонсультантПлюс». [9] Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 12 мая 2010 г. N 346н // СПС «КонсультантПлюс». [10] Абдулина Е.В., Зыков В.В. Обязательная геномная регистрация в России глазами судебно-медицинского эксперта: проблемы и перспективы // Эксперт-криминалист. 2018. N 1. С. 3 – 6. [11] Абдулина Е.В., Зыков В.В. Особенности изъятия биологических объектов трупов для проведения генетических исследований по материалам уголовных и гражданских дел // Вятский медицинский вестник. 2018. N 1 (57). С. 34 – 37.

Генетическая экспертиза (ДНК-тест) по установлению отцовства или материнства

Молекулярно генетическая экспертиза вопросы эксперту

Генетическая экспертиза (экспертиза днк на отцовство) — подвид судебно-медицинской экспертизы, направленный на обнаружение фактов и их сопоставлений путем исследования биологических материалов.

Целью генетической экспертизы по установлению отцовства или материнства является определение вероятных биологических родителей определенного ребенка с помощью исследования ДНК предполагаемых родителей и данного ребенка.

Для чего нужна генетическая экспертиза по установлению отцовства/материнства?

В первую очередь, конечно же, она нужна Вашему ребенку. С помощью данной экспертизы возможно точно установить, кто является отцом или матерью ребенка, что в дальнейшем позволит узнать, какими заболеваниями или генетическими предрасположенностями второй родитель мог «наградить» Вашего ребенка.

Также данный ДНК-тест необходим для установления истинного биологического отца, если таковых на примете несколько.

Однако чаще всего судом на генетическую экспертизу по установлению отцовства/материнства лица отправляются для решения спорных проблем с целью взыскания алиментов или отказа от них, а также для установления родства с целью получения наследства или отказа от него.

В тесте могут участвовать несколько предполагаемых родителей и несколько предполагаемых детей.

Для проведения ДНК-теста нет никаких противопоказаний или ограничений, поскольку забор материала является совершенно безболезненной процедурой, а ДНК во всех клетках организма одинакова и в течение жизни не меняется.

В каких случаях необходимо проведение генетической экспертизы по установлению отцовства или материнства?

  • при случайной или умышленной подмене детей в роддоме;
  • при возникновении сомнений в правильности проведения процедуры экстракорпорального оплодотворения и использовании эмбриона, происходящего от биологической матери;
  • при разрешении сомнений, касающихся суррогатного и репродуктивного материнства (в случае пренатальной диагностики);
  • для предоставления в суд доказательства факта отцовства (материнства);
  • для установления родства с целью получения алиментов или отказа от них;
  • при необходимости определения истинного отца (если таковой неизвестен);
  • определение отцовства в случаях, когда мать является гражданкой РФ, а отец – гражданином другой страны, необходимое для переезда матери с ребенком за границу на родину отца;
  • определение родства с целью получения наследства или отказа от него;
  • опознание сильно изуродованных трупов в результате природных и техногенных катастроф и террористических актов, останков трупов времен Второй мировой войны.

Согласно статье 49 Семейного кодекса РФ:

«В случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица».

Генетическая экспертиза по установлению отцовства или материнства отвечает на следующие вопросы:

  • исключается или не исключается отцовство/материнство данного индивидуума в отношении данного ребенка (плода);
  • если отцовство/материнство не исключается, то какова вероятность того, что полученный результат не является результатом случайного совпадения индивидуализирующих признаков неродственных лиц.

Наиболее часто при генетической экспертизе (ДНК-тесте) по установлению отцовства или материнства у предполагаемого отца/матери, второго родителя, а также у ребенка берутся следующие образцы: буккальный эпителий (соскоб ватной палочкой с внутренней стороны щеки), кровь из пальца в объеме 0,3-0,5 мл, сухие пятна крови на ватном диске/марле, ногти, волосы с фолликулами («луковицами»), слюна. В тех случаях, когда по каким-либо причинам не удается получить данные материалы, используют другие объекты биологического происхождения.

Ствол (стержень) волоса содержит незначительное количество ядерной ДНК, но является хорошим источником митохондриальной ДНК (мтДНК). Благодаря тому что мтДНК передается от матери к детям, данный вид ДНК (как и материал, который ее содержит) не может быть применим для определения отцовства. С другой стороны, мтДНК является хорошим материалом для исследования родословной по материнской линии.

Взятие образцов тканей для установления отцовства/материнства по требованию суда осуществляется исключительно в присутствии свидетелей согласно следующим законам:

  • ст. 35 Федерального закона от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;
  • п. 84.4 «Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» (Приказ Минздравсоцразвития РФ №346н от 12.05.2010 г.).

Взятие образцов для установления отцовства/материнства в частном порядке (не для суда) осуществляется либо индивидуально заказчиками, либо в лаборатории.

ВАЖНО

О том, как правильно производить забор образцов для генетической экспертизы, читайте отдельную статью.

Случается так, что родители хотят знать, кто является биологическим отцом ребенка еще до рождения. Несколько лет назад это было невозможно, генетическая экспертиза установления отцовства производилась только в постнатальный период. Однако сейчас все изменилось, и проведение ДНК-теста стало возможным уже после девятой недели беременности.

Мазки или пробы у беременной женщины берутся в специализированных медицинских учреждениях и затем поставляются в лабораторию для дальнейшего анализа согласно ст.35 Федерального закона от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а также п. 84.

4 «Порядок организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» (Приказ Минздравсоцразвития РФ №346н от 12.05.2010). В настоящий момент в России активно продвигается данная услуга, но пока лишь немногая часть лабораторий может этим «похвастаться».

В качестве образцов ДНК будущего ребенка для анализа может быть использована кровь матери, в которой свободно циркулирует ДНК плода. Анализ проводят по однонуклеотидным полиморфизмам (SNP – single-nucleotide polymorphism) ДНК – это маленькие маркеры, которые различны у людей, не имеющих родственных связей, и сходны у родственников.

Таких маркеров исследуется около 300 тысяч. Для анализа используют образцы ворсинок плодного места, амниотической (околоплодной) жидкости и кордоцентез (пункция пуповины плода для забора крови: проводится с 18-й недели беременности).

Данные образцы используются не только для установления отцовства, но и для идентификации хромосомных и генных аномалий у плода. Cо стороны отца в данном случае требуются обычные пробы (буккальный эпителий, кровь, слюна или сперма).

Что происходит с биологическим материалом после передачи его в руки эксперта-генетика?

В современных исследованиях используется ДНК, в которой закодирована генетическая информация. В клетках человека ДНК представлена в виде 46 хромосом. Половину из них он получает от матери, вторую часть – от отца. Сначала сравнивают хромосомы матери и ребенка.

Затем не совпавшие с матерью хромосомы ребенка сравнивают с хромосомами отца. Отцовство можно считать доказанным, если они совпадают.

Никаких противопоказаний и возрастных ограничений для генетического теста на установление отцовства нет, поскольку ДНК человека с возрастом остается неизменной.

На первом этапе эксперт производит выделение ДНК из полученного материала.

Процесс выделения ДНК из клеток является очень важным этапом, поэтому в большинстве случаев для этих целей используются коммерческие наборы реактивов ведущих зарубежных фирм-производителей, таких как Applied Biosystems (США), Promega (США), QIAGEN (Германия).

После выделения ДНК производят полимеразно-цепную реакцию (ПЦР-реакция), в результате которой определенные участки ДНК (локусы) многократно увеличиваются, и их количество превышает исходное в десятки и даже сотни миллионов раз.

Полученную в ходе ПЦР-реакции смесь ДНК анализируют с помощью капиллярного электрофореза и определяют длину полученных локусов (аллельных вариантов). Сопоставляя полученные аллельные варианты между ребенком и предполагаемым отцом (матерью), эксперт устанавливает биологического отца или мать.

Например, локус D5S818 имеет 16 аллельных вариантов. В процессе ПЦР-реакции одной определенной пробы ДНК возможно многократное увеличение любых двух из 16 аллельных вариантов данного локуса – один аллельный вариант с материнской хромосомы и один аллельный вариант с отцовской хромосомы.

В процессе капиллярного электрофореза определяется, какие аллельные варианты данного локуса присутствуют в полученной после ПЦР-реакции ДНК смеси. Например, у ребенка выявились аллельные варианты №12 и №14, у биологической матери №12 и №16, а у предполагаемого отца №3 и №14 (Рисунок 1).

Из этого следует, что ребенок приобрел аллельный вариант №12 от матери, а №14, возможно, унаследовал от исследуемого предполагаемого отца.

Анализируя полученные результаты более чем от шестнадцати (для установления отцовства) и восемнадцати (для установления материнства) локусов, эксперт устанавливает вероятность отцовства или материнства. Расчет совпадения или несовпадения аллельных профилей ДНК осуществляется согласно ст. 3.

4 методических указаний Минздрава РФ № 98/253 от 19.01.1999 года «Использование индивидуализирующих систем на основе полиморфизма длины амплифицированных фрагментов (ПДАФ) ДНК в судебно-медицинской экспертизе идентификации личности и установления родства».

Рисунок 1. Принцип установления отцовства или материнства, по наследованию одинаковых аллелей аутосомных локусов. Различными цветами и буквами показаны различные аллели одного и того же локуса.

Как интерпретировать результаты генетической экспертизы по установлению отцовства или материнства?

В выводах генетической экспертизы указывается вероятность отцовства (материнства) и индекс отцовства (материнства).

Уровень доказательности экспертного исследования в случае возможного отцовства (для исследования с участием матери, ребенка и предполагаемого отца) для вероятности отцовства должен быть не ниже 99,90% и индекс отцовства должен быть не ниже 1000.

Для дуэта ребенок-предполагаемый отец в случае отсутствия другого родителя уровень доказательности экспертного заключения для вероятности отцовства должен быть не ниже 99,75%, а индекс отцовства должен быть не ниже 400. Максимальная вероятность отцовства составляет 99,998%.

Отрицательный результат в любом случае равен 100%. Данные значения показателей регламентируются п. 84.11 Приказа Минздравсоцразвития РФ № 346н от 12.05.2010 года «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз».

Нормативно-правовыми документами, определяющими порядок проведения в Российской Федерации молекулярно-генетических экспертиз, являются:

  • Федеральный закон от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»;
  • Приказ Минздравсоцразвития РФ №346н от 12.05.2010 года «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз»;
  • Методические указания Минздрава РФ №98/253 от 19.01.1999 года «Использование индивидуализирующих систем на основе полиморфизма длины амплифицированных фрагментов (ПДАФ) ДНК в судебно-медицинской экспертизе идентификации личности и установления родства»;
  • Методические указания Минздрава РФ №2001/4 от 25.01.2001 «Применение молекулярно-генетической индивидуализирующей системы на основе полиморфизма нуклеотидных последовательностей митохондральной ДНК в судебно-медицинской экспертизе идентификации личности и установления биологического родства»;
  • Семейный кодекс РФ. Глава 10 «Установление происхождения детей».

Источник: https://sudexpa.ru/expertises/geneticheskaia-ekspertiza-dnk-test-po-ustanovleniiu-ottcovstva-ili-materinstva/

Тактика проведения комплексных биологических, цитологических и молекулярно- генетических исследований (сб. Барнаул 08)

Молекулярно генетическая экспертиза вопросы эксперту

г. Барнаул

В практике судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств очень важное значение имеет комплексный подход к проводимому исследованию, грамотное сочетание всех имеющихся в лаборатории методов анализа – биологических, цитологических и молекулярно-генетических.

Судебно-медицинская биологическая экспертиза на начальном этапе решает вопросы установления или отсутствия в следах на вещественных доказательствах интересующих следствие компонентов биологического происхождения, определение их видовой, а при необходимости и органно-тканевой природы, а также первичное дифференцирование выявленного биологического материала, учитывая групповые характеристики проходящих по делу лиц, тем самым решает вопросы для разработки последующих этапов исследования. При этом важно максимально сохранить обнаруженный биологический материал, который чаще всего представлен в следовых количествах, выработать максимально обоснованную тактику исследовании, сориентировать следователя на возможное продолжение экспертизы более современными молекулярно-генетическими методами, что в свою очередь, повысит доказательность и объективность судебно-медицинских экспертных выводов.

Приведем примеры трех экспертиз вещественных доказательств, проведенных в нашей лаборатории:

Пример № 1

“… по адресу… был обнаружен труп женщины П. с колото-резанным ранением. В ходе ОМП по указанному адресу был обнаружен и изъят нож со следами, похожими на кровь”. На разрешение экспертизы был поставлен вопрос о наличии и видовой принадлежности крови и ее происхождения от потерпевшей П.

, либо подозреваемого К. В ходе проведения биологической экспертизы было установлено, что кровь потерпевшей П. относится к Оαβ группе, кровь подозреваемого К. к АВ группе с сопутствующим антигеном Н.

На ноже была найдена кровь человека, при определении групповой принадлежности в части следов установлена О группа, в другой части следов выявлены антигены А, В и Н. Выяснение экспертом обстоятельств дела показало, что подозреваемый К. после нанесения телесных повреждений потерпевшей П.

, слизывал кровь с ножа. При проведении дополнительного исследования в части пятен на клинке ножа была найдена слюна.

  • При молекулярно-генетическом исследовании следов буро-коричневого цвета на клинке ножа (следов крови) установлен женский генетический пол. Генотипические признаки в препаратах ДНК, полученных из этих следов крови и из образца крови потерпевшей П., одинаковые. Это указывает на то, что следы крови могли произойти от потерпевшей П. Расчетная (условная) вероятность того, что эти следы действительно произошли от потерпевшей П., составляет не менее 99,999 %. Происхождение этих следов от гр-на К. исключается.
  • Препарат ДНК, выделенный из следов желтовато-коричневого цвета на клинке ножа (следы слюны с примесью крови), представляет собой смесь как минимум двух индивидуальных ДНК – женской и мужской половой принадлежности. При этом генотипические характеристики данного препарата ДНК соответствуют варианту суммарного профиля ПДАФ ДНК П. и К. Таким образом, эти следы могли произойти от смешения крови П. и слюны К. Расчетная (условная) вероятность того, что следы слюны с примесью крови действительно произошли именно от К. и П. по результатам молекулярно-генетической экспертизы составляет не менее 99,999 %.

В данном случае дополнительное выяснение обстоятельств дела позволило избежать ошибочного вывода о происхождении крови на ноже от подозреваемого К., а проведение комплексного биологического и молекулярно-генетического исследования – достоверно и дифференцированно высказаться о происхождении выявленного биологического материала (крови и слюны) от потерпевшей и подозреваемого.

Пример № 2

“… в дневное время гр-н Т., находясь на трассе … в автомобиле марки “Газель”, гос. номер … совершил половое сношение с применением насилия с несовершеннолетней В.” В ходе проведения судебно-биологической экспертизы в содержимом влагалища потерпевшей В. была обнаружена сперма, а в смывах с полового члена гр-на Т. найдена слюна. Кровь потерпевшей В. и подозреваемого Т.

оказалась одногруппна по системе АВО (относится к Аβ группе), следовательно, категорично высказаться о происхождении выявленных объектов от конкретных лиц экспертом биологом не представилось бы возможным. В связи с этим. установление групповой принадлежности содержимого влагалища В. и смывов с полового члена Т.

не проводилось с целью сохранения материала для проведения молекулярно-генетического исследования:

  • Препарат ДНК, выделенный из слюны, обнаруженной на половом члене гр-на Т., содержит ДНК женской половой принадлежности и полностью совпадает с препаратом ДНК потерпевшей В. Следовательно, слюна на половом члене гр-на Т. могла произойти от потерпевшей В. с условной расчетной вероятностью не менее 99,999 %;
  • Препарат спермальной фракции ДНК содержимого влагалища В., содержит ДНК мужской половой принадлежности и полностью совпадает с препаратом ДНК Т. Условная расчетная вероятность происхождения следов спермы в содержимом влагалища В. именно от Т. составляет не менее 99,999 %.

Правильно выбранная тактика исследования позволила сохранить обнаруженный биологический материал для генетического анализа и высказаться о его происхождении с высокой степенью достоверности (выводы судебно-биологической экспертизы имели бы вероятностный характер). Данная тактика особенно актуальна, когда речь идет о половых преступлениях, когда количество участников преступления более двух человек или отсутствуют подозреваемые лица.

Пример № 3

“…в вечернее время находясь в доме № … в ходе ссо-ры Н. нанес удары пустой бутылкой и разделочной доской в область головы и по телу потерпевшей Л., причинив ей телесные повреждения, от которых потерпевшая скончалась…”

На экспертизу были представлены бутылка, фрагмент табурета, палка, щипцы для белья, которые обвиняемый засовывал потерпевшей во влагалище и прямую кишку.

В процессе исследования на щипцах для белья (в постановлении деревянная палка), палке, фрагментах табурета и бутылке найдены клетки характерные для эпидермиса (кожи), слизистой влагалища и прямой кишки, фрагменты соединительной, гладкой мышечной и жировой тканей, элементы кала.

Кроме того, в части следов на фрагментах табурета, на щипцах для белья, палке и бутылке найдена кровь человека.
При определении групповой принадлежности крови и клеток на щипцах для белья, палке, фрагментах табурета и бутылке установлена Вα группа. Потерпевшая и обвиняемый оказались одногруппны по системам АВО и Нр, их групповая принадлежность Вα, Нр 1-1:

  • Молекулярно-генетическим методом на вышеуказанных предметах был установлен женский генетический пол. Это позволило исключить происхождение данных следов крови и клеток от обвиняемого Н.

При проведении данной экспертизы удалось избежать дорогостоящего и объемного молекулярно-генетического идентификационного анализа обнаруженных следов. Дифференцирования половой принадлежности молекулярно- генетическим методом оказалось достаточным для исключения происхождения следов от подозреваемого.

Невозможно выработать единый алгоритм судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, так как каждая экспертиза уникальна и требует индивидуального подхода. Однако именно тесное сотрудничество экспертов биологов, цитологов и генетиков позволяет выработать особый подход к исследованию, повышает эффективность и доказательное значение экспертизы в целом.

Источник: http://journal.forens-lit.ru/node/77

Юридическая помощь
Добавить комментарий